Примерное время чтения: 10 минут
522

Сгоревший дом и жизнь «в подарок». Как беженцы из ДНР обживаются в Якутии

Анна Лебединская / АиФ

Журналист yakutia.aif.ru побывала  в пункте временного размещения, который развернули для беженцев, прибывающих из республик Донбасса и Украины в Якутию, и пообщалась с двумя семьями из Донецка и Мариуполя. Они рассказали об обстановке на родине, о том, как оказались в республике, и к чему пришлось привыкать на новом месте.

Оказывается всевозможная помощь

Пункт временного размещения жителей Донецкой и Луганской народных республик в Якутске был организован на базе общежития Якутского индустриально-педагогического колледжа. Пока здесь заняты только три этажа из восьми: на первом этаже администрация и медкабинет, дальше идут жилые комнаты. Всего пункт может принять до 144 человек, но на сегодняшний день там живут 18, из которых шестеро – дети разных возрастов.

«Перед тем, как оформить заселение, все беженцы сдают экспресс-тест на коронавирус. Только после этого мы оформляем документы, определяем им комнату и выдаем на первое время продукты, которые есть на складе, бытовые мелочи и прочее. Ведь большинство приезжает к нам буквально без всего», — рассказывает администратор ПВР в Якутске Лена Тастыгина.

Всех беженцев встречает администратор ПВР Лена Тастыгина.
Всех беженцев встречает администратор ПВР Лена Тастыгина. Фото: АиФ/ Анна Лебединская

Прибывшим гражданам оказывается всесторонняя помощь. По словам администрации, многие из беженцев настроены на получение российского гражданства. На следующий день после оформления в ПВР все дети были устроены в учебные заведения и смогли закончить учебный год. Взрослые тоже не сидят без дела, для многих уже есть вакансии. В целом, говорят сотрудники пункта, психологическое состояние беженцев нормальное.

Чихать мы на них хотели!

Дина и Сергей Бойченко прилетели в Якутск из Донецка 3 апреля. Здесь их ждал сын, который попал в республику в первую волну беженцев в 2014 году. Когда началась спецоперация, и супругов эвакуировали в Ростовскую область, он купил им билеты. Сейчас супруги живут в пункте временного размещения.

«Он сильно переживал за нас. После 24 февраля Украина стала обстреливать Донецк более тяжелым вооружением – Градами, ракетами «Точка-У», доходило до того, что снаряды падали в километре от нашего дома. Раньше они только с минометов атаковали, со стрелкового оружия, а тут уже калибр совсем другой и радиус поражения больше. У супруги и до 2014 года были проблемы с сердцем, а потом только усугубились, потому что каждый день слышишь этот свист, грохот, взрывы», — рассказывает Сергей Николаевич.

Дом семьи Бойченко находится в Киевском районе Донецка, буквально в сотне метров от центральной улицы Артема. Он чудом уцелел от снарядов, благодаря тому что находится в ложбине. У супругов был большой сад с огородом и домашние животные. За кошками и собаками смотрят волонтеры, за растениями ухаживает подруга Дины Александровны. Как рассказывает женщина, первые два года они не засыпали раздетыми, чтобы, в случае начала обстрела, успеть спрятаться в подвал.

«Сначала мы все постарели сразу, все женщины, за полтора года. А потом мы привыкли. Закалился организм, адаптировался, и чихать мы на них хотели», — с улыбкой рассказывает Дина Александровна.

Дина и Сергей Бойченко.Дина и Сергей Бойченко. Фото: АиФ/ Анна Лебединская

В самом начале военных действий в 2014 году, говорят Бойченко, самые ожесточенные бои шли за донецкий аэропорт. Стратегически важную высоту необходимо было срочно занять. Поэтому украинцы обстреливали Киевский и Куйбышевский районы особенно интенсивно, в результате чего последний поселок сильно пострадал. Как рассказывает Сергей Николаевич, который регулярно ходил в местную больницу (у мужчины нет обеих ступней, он передвигается на протезах – прим.ред.), улицы Куйбышева – зрелище не для слабонервных.

«Очень много детей до 14 лет там погибло. И вот идешь по улице, а везде игрушки, зайчики, куколки. И фотографии детей. Жутко становится, без слез идти невозможно», — с грустными глазами говорит мужчина.

За смелость подарили… жизнь

Не меньшим испытанием, говорят Бойченко, была поездка за пенсией. Деньги приходилось получать в банке на украинской стороне, и для этого нужно было пройти несколько блокпостов. Личное присутствие, говорит Сергей Николаевич, было необходимо, чтобы убедиться, что человек жив и пройти цифровую идентификацию. Длинные кордоны, бесконечные проверки, долгое ожидание. Выдерживали не все.

«Обычно на Украине брали продукты, чтобы потом привезти в ДНР. В основном там ходили пенсионеры. Много они унести не могли, но СБУ все равно всех проверяли. Не только сумки, телефоны тоже могли посмотреть. Скорые постоянно туда ездили, некоторые ведь и не доходили до другой стороны», — рассказывает мужчина.

Личности всех проходивших через блокпосты также проверяли по базам данным. Как говорит Сергей Николаевич, украинские военные могли придраться к любой мелочи и отправить человека обратно. Но бывали и такие случаи, что людей увозили в неизвестном направлении. Однажды это случилось с Диной Александровной, прямо в день ее рождения.

Импровизированная кухня семьи Бойченко в пункте временного размещения.
Импровизированная кухня семьи Бойченко в пункте временного размещения. Фото: АиФ/ Анна Лебединская

«Им не понравилось, что я работала волонтером в Донецке. Для СБУ это как клеймо – сепаратист, террорист и прочее. Он пытались склонить к сотрудничеству, но я отказалась. Тогда меня посадили в машину и сказали, что повезут „на расстрел“. Я еще подумала тогда, какое слово плохое. Пока везли, я пристыдила их, что нашли, с кем воевать – с пенсионерами. Что молодые, с девушками надо встречаться, детей рожать. В пути говорили о разном, что меня гости дома ждут. Тогда они еще раз предложили подписать документы, но я снова отказалась.

Они провезли меня мимо свежевырытых траншей, и остановились у заброшенной церкви и разграбленного села. Вывели меня из джипа и сказали „делаем вам подарок… жизнь“, добавив с усмешкой „за смелость“. Я осталась стоять возле заминированных полей», — вспоминает женщина.

По счастливой случайности в закрытую церковь приехали священнослужители за утварью. Они помогли женщине добраться до ближайшего населенного пункта на автостанцию, откуда она целых трое суток добиралась в Донецк. Уже потом выяснится, что это были бойцы батальона «Айдар» (организация запрещена в РФ), который считается одним из самых жестоких на Украине.

Переживаем за родных

Сегодня Дина и Сергей строят планы на дальнейшую жизнь в Якутске. Они побывали на нескольких мероприятиях, для мужчины, который в прошлом работал инструктором по боевой и физической подготовке, ищут подходящую по профилю работу. Дина Александровна готовится к ысыаху – волонтеры помогают ей сшить платье и подобрать украшения.

За событиями спецоперации Бойченко следят ежедневно. Сергей Николаевич очень обрадовался, когда была восстановлена работа морского порта. Иметь свой порт для молодой республики, говорит мужчина, очень важно, ведь это позволит быстрее наладить сбыт полезных ископаемых, которые добываются в ДНР, и поставки товаров.

Но сильнее всего супруги переживают за родных и друзей, которые не могут выехать за пределы Украины. А пока супруги осваиваются в Якутске и говорят, что им здесь очень нравится.

Во дворе дома семьи Бойченко уже распустились цветы.
Во дворе дома семьи Бойченко уже распустились цветы. Фото: Из личного архива/ Дина Бойченко

«Привыкаем к климату, скучаем по дому» 

В целом на территорию Якутии прибыло около 200 беженцев. Большинство остановились на юге республики, где уже живут их родные, приехавшие в 2014 году, или родственники, давно живущие здесь. Все они разместились у родных, пункт временного размещения в Нерюнгри пуст.

Семья Биряльцевых приехала в столицу Южной Якутии в конце мая. У супруга Юлии здесь живут родители. Вместе с 10-летней дочкой и трехлетним сыном они живут в квартире с родными, как говорит Юлия, в тесноте, да не в обиде. Сейчас девочка сдает экзамены, чтобы осенью пойти в пятый класс. Мальчик осенью также пойдет в детский сад.

«В Мариуполе у нас сгорели медкарты и документы об образовании. Сейчас занимаемся их восстановлением. Вообще, мы приехали в Якутию с одним чемоданом на четверых — там были детские вещи пара наших футболок с нижним бельем. Через четыре дня, как мы уехали из дома, в него попал снаряд. Разнесло крышу и комнату. У моих родителей дом полностью сгорел, и они не смогли ничего сделать, потому что даже тушить было нечем», — рассказывает Юлия Биряльцева.

Сейчас родители женщины живут у соседей, которые попросили их присмотреть за домом. Юлия созванивается с ними раз в день, справляется о состоянии. Супруги подали документы на предоставление убежища и надеются в дальнейшем оформить российское гражданство. Также семья постепенно привыкает к резко континентальному климату Якутии, который заметно отличается от украинского.

«Там у нас было жарко, много солнца, а здесь постоянные дожди, тепла мало. Но ничего, привыкнем. Наш младший сын родился здесь, поэтому я немного знаю, какой здесь климат. Зима тут, конечно, суровая — просто нечем дышать, когда выходишь», — смеется женщина.

Но климат и бытовые мелочи не так сильно утомляют, говорит Юлия. Самое главное, что дети перестали вздрагивать и просыпаться по ночам, да и сама женщина начала нормально высыпаться. Семья переживает за оставшихся на Украине родных, и ждет, когда все наладится.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах