583

Загадочный континент. Как якутянин дважды побывал в экспедиции в Антарктиде

29-летний якутянин айсен Афанасьев воплотил в реальность мечту детства – поучаствовать в экспедиции на самый далекий и недоступный континент. И сделал это дважды.

Из водомета по пиратам

Алена Гаврилова, yakutia.aif.ru: Как ты попал в свою первую экспедицию?

Айсен Афанасьев: С детства слушал истории отца о его путешествиях по Украине, Беларуси, Кавказу. Вдохновился его рассказами и начал изучать книги, посвященные периоду великих географических открытий. Особенно понравились жизнеописания путешественников, добравшихся до Антарктиды. Я начал интересоваться этим континентом – самым дальним, таинственным, загадочным, который смогли посетить меньше 1% населения Земли.

В школе интересовался географией, брал дополнительные занятия и успешно сдал ЕГЭ. Специальность выбирал, чтобы была возможность много путешествовать и реализовать мечту попасть в Антарктиду. Таким вариантом стало отучиться на инженера-океанолога в Российском государственном гидрометеорологическом университете в Санкт-Петербурге.  

Во время учебы узнал, что Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт является основным оператором по логистике в Антарктиду. Начал мелькать там, знакомился с профессорами, участвовал в их конференциях и загорелся идеей попасть в Российскую антарктическую экспедицию. А потом узнал их требования: возраст от 35 лет, опыт работы от трех лет, наличие высшего образования и водительского удостоверения. На тот момент мне было 19 лет, и я не подпадал ни под одно из них.

Фото: Из личного архива

Спустя год к нам в аудиторию пришел профессор и объявил, что двое геофизиков не могут поехать в предстоящую экспедицию, срочно нужна замена – до старта экспедиции оставалось около 1,5 месяцев. Желающих было очень много, но я оказался на верхушке списка, поскольку ранее успел проявить себя. Всё решилось в декабре 2012 года. Закрыл сессию, началась подготовка: правила поведения на станции и на судне, охрана труда и первичная морская подготовка. Нас даже учили стрелять из водомета по пиратам.

- Как отреагировали родители? 

- Позвонил им и сказал, что уезжаю далеко и надолго. Отец поддержал, а мама была в шоке, переживала. Я объяснил, что готовился к этому всю жизнь, и со временем она это приняла.

«Ревущие сороковые»

- Как вы добирались до станции?

- 4 февраля 2013 года мы сели на самолет до Дубая. Затем добрались до Кейптауна, ЮАР, где проходила основная подготовка: набирали припасы, еду, одежду. Затем сели на судно и отправились на Российскую антарктическую станцию. Это было мое первое большое морское путешествие. 

Есть понятие «ревущие сороковые» - это широты, где очень сильно штормит, крен судна может достигать 40 градусов. Интересный опыт.

- Твои первые впечатления от Антарктиды?

- Абсолютное ничто: ледовые пустыни, снег на тысячи километров. Ветра в этот период не было, и стояла звенящая тишина. А еще резкий контраст: в ЮАР жара, в Антарктиде очень холодно. Но главное, что мечта сбылась! 

- В чем заключалась твоя работа?

- На станции Новолазаревская я был инженером-геофизиком, мы изучали магнитное поле Земли. Впоследствии эти исследования были широко использованы в научных работах и привлекли большой интерес научного сообщества.

Выходных не было вообще, каждый день работали. Поэтому понятие «день недели» отпало: было только воскресенье, потому что в этот день баня, и все остальные.

- Как устроен быт на станции?

- Есть модульные дома на сваях – так во время сильных ветров не забивается снег. Каждый живет отдельно в своей комнате, которые называются по морской терминологии каютами.

Обычный режим дня: ровно в 7 утра тебя будит радио, сообщает погоду и приглашает на завтрак. Потом выполнение основных обязанностей, обед, а после – общестанционные работы: уборка территории, ремонт и строительство объектов, обслуживание аэродрома. Аэродром на Новолазаревской – самый крупный транспортный узел всей северной Антарктики.

За столом с принцем Гарри

- Как полярники проводят свободное время?

- Там ты полностью изолирован от общества. Чтобы не впасть в депрессию, нужно хобби. Для меня это были изучение языков и программирование. Прочитал более ста книг, научился жонглировать, занимался спортом и даже стал организатором соревнований на станции. 

Раз в квартал мы проводили чемпионаты по шашкам и шахматам. Затем со мной связалась замдиректора федерации мас-реслинга в России Лена Томская и предложила приобщить полярников к этому виду спорта. Я согласился и впервые в истории континента организовал соревнования по перетягиванию палки.

А еще у нас были вечера якутской культуры. Я рассказывал, как живет народ саха, пытался готовить национальные блюда, с собой у меня были якутские настольные игры и хомус.

- Туристы к вам приезжали?

- Да, в летний период люди приезжают туда за новыми впечатлениями. Это очень недешевый вид туризма – у нас гостили, в основном, богатые и знаменитые.

Была смешная история: зашел как-то в столовую, вижу кучу иностранцев. Взял поднос с едой и начал искать свободное место. Сел рядом с двумя англичанами, поговорили на обычные бытовые темы: как дела, как долетели. Потом мне сказали, что это были принц Гарри и актер Доминик Уэст.

- Расскажи о самых знаменитых жителях Антарктики – пингвинах.

- На нашей станции живности мало – в основном, их много у морских станций. Но летом, с декабря по февраль, на Новолазаревскую приходят небольшие группы пингвинов адели. Срабатывает генетическая память – тысячи лет назад береговая линия была рядом со станцией. 

За это время берег сместился на 80 километров, но пингвины продолжают здесь гнездоваться. Они преодолевают огромное расстояние от берега, откладывают и высиживают яйца, а после должны вернуться обратно. У большинства не получается – многие умирают от голода, но кормить их запрещено.

«Если потеряемся, искать не будут»

- Антарктида – это экстремальный климат. Расскажи о самом опасном моменте зимовки.

- В конце июля нам сообщили, что через неделю будет сильный ветер, объявят штормовое положение. При этом необходимо запастись едой и натянуть леера от дома к дому. Но синоптики ошиблись – шторм начался назавтра, а не через неделю. Подготовиться мы не успели. 

В первый день поднялся ветер до 40 метров в секунду, потом достиг 56 м/с. Мы сидели по домам, на третий день еда кончилась. Я предложил дойти до столовой – она находилась в ста метрах от нашего дома. Сперва все отказались, потом вызвались двое добровольцев. Мы надели несколько слоев одежды, горнолыжные маски, привязались друг к другу веревками и пошли. 

Фото: Из личного архива

Порывы ветра не давали стоять на ногах, приходилось ползти. Видимость нулевая, не слышно ничего, кроме воя ветра. Полпути двигались по леерам, а оставшиеся 50 метров пришлось преодолевать вслепую. Ползли очень долго, пока порыв ветра не поднял и не отбросил нас. В голову сразу полезли тревожные мысли: если потеряемся, нас даже не будут пытаться искать, поскольку это лишено смысла. 

Потом удалось собраться, вычислить направление ветра и примерно определить, где находится нужное здание. Сомневались, конечно, но иного выхода не было. Ползли около часа: казалось, что надежды нет, а силы скоро закончатся. Но, нащупав знакомые камни, поняли – нам всё же удалось добраться. 

- Как и когда ты решился на вторую экспедицию?

- Таких планов не было вообще – я хотел до пенсии служить в армии. Но ввиду обстоятельств мне пришлось покинуть службу. Это был довольно тяжелый период, я не знал, чем теперь заняться. И тут звонок из института Арктики и Антарктики – предложили снова поехать на зимовку. 

Семья была против, да я и сам не хотел, но других вариантов не было. В итоге согласился и не пожалел об этом решении. 

Зимовал на той же станции, в той же должности. Экспедиция началась в феврале 2019 года, закончилась в июне 2020-го.

Арктика или Антарктика?

- Ты был не только в Антарктике, но и в Арктике. Как так вышло и какая разница между двумя полюсами?

- В Арктику, в поселок Тикси, меня направили по распределению после университета, в 2015 году. Работал инженером-океанологом в местном филиале Якутского управления гидромедслужбы. Мы занимались морскими прогнозами, проведением наблюдений и небольшой экспедиционной деятельностью.

В Тикси я проработал около года. Меня довольно часто отправляли в командировки на ближайшие острова и станции. Было очень интересно. Однажды встретил белых медведей: они такие красивые, но такие опасные!

Основное отличие, думаю, в изоляции. Арктика более доступна – если понадобится срочная медицинская помощь, тебя вывезут в город. А выбраться из Антарктиды в зимний период никакой возможности нет. А еще там никого вокруг – нет постоянного населения, чего не скажешь об Арктике.

Фото: Из личного архива

- Чем занимаешься сейчас?

- Главный плюс второй зимовки – у меня было огромное количество свободного времени. Занимался учебой, в основном программированием, перечитал огромный объем литературы, прошел курсы и начал практиковаться. В итоге решил, что именно этим и хочу заниматься. 

Около года работаю в компании inDriver программистом-аналитиком. Считаю, что нашел себя, и хотел бы этим заниматься ближайшие лет 10 точно. А там посмотрим.

- Почему решил не продолжать карьеру полярника?

- Сложный вопрос. Во-первых, захотелось более стабильной жизни. Раньше мне очень нравилось ездить туда-сюда, менять место жительства, путешествовать, но в конце концов начал от этого уставать. Хочу где-то осесть, в будущем – обзавестись семьей. Если продолжать такую «кочевую» жизнь, вряд ли получится себе это позволить.

Но когда-нибудь я бы хотел еще раз съездить в Антарктиду – на пару месяцев, пока веду исследования или в качестве туриста. Но только лет через 5, наверное, когда разбогатею.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Самое интересное в регионах