223

Чай, выручай! У Якутии может появиться новая статья экспорта

Экология в Якутии лучше, чем где бы то ни было в России.
Экология в Якутии лучше, чем где бы то ни было в России. / Из личного архива / АиФ

Алмазы, холод, медведи, строганина – вот, пожалуй, и всё, что знают о Якутии за её пределами. Возможно, скоро в этом списке появится еще один пункт чай. Иван-чай.

Превратить минусы в плюсы

В начале 2000-х оценщик бриллиантов Нюргуяна Заморщикова ушла в бизнес. Возила вещи из Китая, открыла модельное агентство, даже была директором съёмок художественного фильма. А 4 года назад они с мужем Николаем занялись тем, чего в Якутии ещё никто не делал – производством иван-чая.

Кредит на оборудование получили с третьего раза – у Заморщиковых четверо детей, а многодетным ИП-шникам банки не очень-то рады. Пришлось заложить единственную квартиру. Всё необходимое заказали и привезли из Китая, там же прошли обучение, что называется, в полевых условиях. В значение терминов «ферментирование», «завяливание», «скручивание» вникали на ходу. А еще узнали, что производство чая – процесс круглосуточный: приходилось просыпаться дважды за ночь, чтобы переворошить сырьё.

В условиях якутского лета сборщикам без накомарников никуда.
В условиях якутского лета сборщикам без накомарников никуда. Фото: АиФ/ Из личного архива

Волокита с документами отняла много времени, поэтому за первый сезон получили всего 200 кг чая. А еще выяснили, что конкурировать с другими регионами сложно – себестоимость производства на Крайнем Севере выше в разы.

«Мы сами ищем и обучаем людей, отвозим их на место сбора, кормим, - говорит Нюргуяна Заморщикова. – Дорог у нас, считай, нет, тарифы высокие: к примеру, один цех за 40 дней нажёг электричества на 120 тысяч. В соседних регионах цифры совершенно другие. Так мы поняли – чтобы продвигать нашу продукцию, надо свои минусы превратить в плюсы. Экология в Якутии лучше, чем где бы то ни было в стране. А за счет сложных условий произрастания в северном иван-чае вдвое больше антиоксидантов. Но стоит он недешево, а рынок в республике ограничен. Поэтому мы поставили себе цель – познакомить всех с самым северным чаем в мире. Нужно создать прецедент: с одной страной договоримся об экспорте, другие подтянутся. Ведь чтобы поднимать сельское хозяйство, не обязательно только коров разводить».

Трава, которая спасает лес

Для производства хорошего чая важно, что и когда собирать. Килограмм иван-чая получается из 5,5 кг  кипрея узколистного.

В Якутии сухой климат, что влияет на время завяливания и скручивания. Поэтому чем раньше соберёшь, тем лучше. «Золотой» сезон – конец июня: у этого сбора самый нежный вкус, в нем больше всего антиоксидантов и полифенолов. Но работать приходится практически на корточках: на Крайнем Севере кипрей вырастает от земли максимум на полметра. Массовый сбор – в июле. Нужно успеть до цветения, которое начинается во второй декаде августа.

Масштабы заготовки сырья исчисляются в спортзалах
Масштабы заготовки сырья исчисляются в спортзалах Фото: АиФ/ Из личного архива

Кипрей – это трава, которая спасает лес. Он хорошо растет после пожаров и в труднодоступных местах. Готовит почву к возрождению и исчезает, когда появляется молодая поросль. У спасательной миссии есть и обратная сторона – кипрей часто встречается в местах с плохой экологией, возле свалок.

«Мы заготавливаем иван-чай в Хангаласском районе. Звали к себе многие – в Якутии есть места, где кипрея даже больше. Но мы выбрали родину – каждую кочку тут знаем, да и к столице близко. Здесь легче найти сборщиков, а охотники и табунщики всегда расскажут, если увидят новые места. Чтобы получился хороший настой, нужны средние листочки: в них много меди, железа, марганца и в 5-6 раз больше витамина С, чем в цитрусовых. При сборе траву не вырываем и верхушку, где семена, не трогаем. После нас кипрея растет даже больше – проверяли. Сейчас думаем над созданием передвижных модульных цехов, которые позволят ездить по республике и заготавливать сырье там, где были пожары», - говорит Нюргуяна.

Собранную траву нужно успеть привезти в цех в течение двух часов. Продукт скоропортящийся: на солнце сгорает, каждые 15 минут надо ворошить, иначе преет. Летом Заморщиковы арендуют пустующий школьный спортзал, где темно и прохладно, и рассыпают сырьё на полу.

У Заморщиковых трое дочерей и сынишка Тумэн. Бизнес неспроста называется семейным - задействованы все.  Старшая дочь Алина занимается соцсетями и упаковкой. 18-летняя Айта и 7-летняя Кунчээнэ помогают в сборе сырья. Но главным предпринимателем в семье, похоже, станет 10-летний Тумэн. Парнишка намерен открыть летнюю торговую точку по продаже самого северного чая и мёда на Малом базаре, и «рулить» там сам. 

Пандемия чуть не убила их семейный бизнес. Сборщиков принимали только после анализов и карантина. Если человек в середине сезона уходил, обратно не брали – боялись вспышки. Еду для работников Нюргуяна с мужем возили сами, чтобы минимизировать контакты. В итоге если в 2019 году произвели 7,5 тонн чая, то в 2020-м – всего 4,5 тонны.

Японцы не верят на слово

Чтобы держать руку на пульсе, Заморщиковы начали активно посещать профильные мероприятия. С помощью республиканского центра поддержки экспорта съездили на Зеленую неделю в Берлине – крупнейшую сельхозвыставку, где были единственными из Якутии. А в 2018 году в составе делегации местных производителей побывали в Японии.

«В современной истории России ни один килограмм иван-чая не уходил за границу по системе В2В, то есть от одной компании к другой. Мы решили ориентироваться на тех клиентов, с которыми всерьез и надолго. Китай может много взять, но им первостепенны цена и объем. Японцы за качество. Это касается и того, что они покупают, и того, что выпускают сами. Расписывать достоинства товара им бесполезно – на слово не верят:  сами приедут, увидят, распробуют, и только потом решат», - говорит Нюргуяна.

Нюргуяна Заморщикова и Дайтаро Китадзима.
Нюргуяна Заморщикова и Дайтаро Китадзима. Фото: АиФ/ Из личного архива

Северным иван-чаем заинтересовалась компания Japan GreenTea, основанная в 1969 году. Фирма специализируется на импорте – именно они познакомили японцев с аргановым маслом и культурой пития мате.

В июле 2019 года в Якутск приехал президент компании Дайтаро Китадзима. Он оценил экстремальный климат и уникальное географическое положение республики, увидел все этапы производства иван-чая.  Вскоре после его визита было подписано предварительное соглашение о сотрудничестве. Но с одним условием.

Цена экспорта

Якутский иван-чай вошел в каталог товаров российской сети магазинов «Унция» и продается в четырех странах мира. Но для японцев это не аргумент. Они поставили условие – провести клинические испытания. Иван-чай на экспорт должен отвечать фитосанитарным требованиям и пищевым стандартам Японии.

«Провести клинические исследования якутского иван-чая может только Институт питания Российской академии медицинских наук в Москве, - говорит замминистра сельского хозяйства Якутии Василий Афанасьев. - Стоимость работ – 8 млн рублей. Сейчас определяем техническое задание – это довольно сложно, ведь раньше таких исследований в стране никто не проводил, по российским законам этого не нужно. Отдельной статьи на проведение клинических испытаний в бюджете нет. Определять источники финансирования будем в 2021 году. Многое будет зависеть от того, какими объемами готова закупать иван-чай Япония. Если небольшими, встаёт вопрос о целесообразности столь существенных затрат. Но если речь пойдет, скажем, о ста тоннах в год, можно будет говорить о сборе, заготовке и переработке дикоросов как новой отрасли экспорта Якутии».

Кипрей растет во многих районах Якутии.
Кипрей растет во многих районах Якутии. Фото: АиФ/ Из личного архива

Увеличение объема продаж российских товаров за границу отвечает целям нацпроекта «Международная кооперация и экспорт». К 2024 году экспорт несырьевых неэнергетических товаров должен вырасти на 85% – до 250 млрд долларов. При этом доля продукции обрабатывающей промышленности, сельхозпродукции и услуг должна достигнуть 20%.

По итогам января-сентября 2020 года Якутия занимает 68 место в России по объему экспорта несырьевых неэнергетических товаров – 87,5 млн долларов.

Чай для королевы

В 2018 году был создан Союз производителей иван-чая России, в состав которого вошли более двухсот компаний. Его цель – возродить утраченные традиции и вернуть кипрею былую славу.

«Сегодня все работают, кто во что горазд: одни делают гранулированный чай, вторые – зеленый, третьи – купажи, - говорит один из соучредителей союза Александр Вовний. - Мы пытаемся всё это стандартизировать – чтобы в названии чая, в его классификации была информация о месте сбора. Каждый тип чая (черный, зеленый, полу-ферментированный и прессованный) должен иметь свою формулу, что позволит отличать их на вкус и по региону происхождения. Сейчас мы стоим у истоков зарождения индустрии. Но без этой классификации вырасти дальше будет невозможно. Если мы хотим, чтобы об иван-чае узнали за границей, нужно делать его так, чтобы сорта можно было смешивать между собой и получать продукт массового потребления».

В апреле 2020 года, выступая на Synergy Online Forum, Нюргуяна Заморщикова рассказала о своей мечте – чтобы якутский иван-чай пила сама королева Англии. Услышав это, одна из участниц форума, вице-президент корпорации «Синергия» Ольга Грищенко пообещала помочь с передачей подарка королеве. 

Из-за особенностей климата в якутском иван-чае больше полезных веществ.
Из-за особенностей климата в якутском иван-чае больше полезных веществ. Фото: АиФ/ Из личного архива

Посылку из Якутии уже ждут в Санкт-Петербурге для дальнейшей отправки в Англию. Сейчас Заморщиковы ищут народного мастера, который создал бы чаю для королевы упаковку из бересты в национальном стиле.

В ТЕМУ

По потреблению чая Россия занимает 4 место в мире после Индии, Китая и Турции. При этом доля собственного чая в стране не превышает 2%. В основном, мы пьём чай из Шри-Ланки, Индии, Китая, Вьетнама, Индонезии и Кении.

В 2019 году потребление чистого чая всех сортов без учета травяных смесей в России составило 140 тысяч тонн. Общий объем продаж чая в стране «потянул» на 150 млрд рублей.

КСТАТИ

Чай с «подмоченной» репутацией

У иван-чая непростая история. На Руси его пили спокон веков, знали: тонизирует, жизнь продлевает, чуть ли не от всех болезней помогает. Пика популярности он достиг в 18 веке и стал одним из самых доступных заменителей китайского чая, который водился только в самых богатых домах.

Кипреем засевали целые поля вблизи села Копорье под Петербургом. Потом обрабатывали по технологии, схожей с китайской, смешивали с чаем из Поднебесной и выдавали «копорку» за иноземный продукт. Когда обман вскрылся, был издан указ о запрете «подделок» под страхом смертной казни, что изрядно «подмочило» репутацию иван-чая. А во время Великой Отечественной плантации в Копорье были уничтожены.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Самое интересное в регионах