aif.ru counter
325

Их больше, чем хочется верить: о якутянах, переживших сексуальное насилие

Катерина Медведева / АиФ

В нашей стране считается, что сексуальное насилие над детьми – это отдельные случаи извращений. Между тем, по данным МВД России, в 2018 году было зарегистрировано более 14 тысяч подобных преступлений. Каждое шестое из них – в семье.

Это было всегда

Первой о проблеме домашнего насилия в Якутии заговорила общественница Алена Алексеева. В регионе, где «счастье любит тишину», а лезть в чужую семью не принято, она получила в ответ волну негатива в свой адрес. Но это её не остановило.

«Мне пишут со всей республики – десятки историй о сексуальном насилии в детстве, - говорит Алена. - Многие рассказали об этом только сейчас, когда им по 20, 30, 40 лет. Их домогались друзья семьи, насиловали дяди, родные или двоюродные братья, отцы. Иногда это длилось годами, и почти во всех случаях фигурировал алкоголь.

Из того, что пишут люди, ясно – будучи детьми, они не особо понимали, что происходит, что это насилие. Особенно трудно пришлось тем, кто жил в селах, где принято не выносить сор из избы, не позориться, делать вид. Где молчат из страха стать паршивой овцой, которую будут обсуждать, осуждать, тыкать пальцем. Этот страх мешает думать, и человек в принципе не в состоянии что-то предпринять.

В регионе, где «счастье любит тишину», а лезть в чужую семью не принято, Алексеева получила в ответ волну негатива.
В регионе, где «счастье любит тишину», а лезть в чужую семью не принято, Алексеева получила в ответ волну негатива. Фото: Личный архив Алены Алексеевой

Многие считают, что это началось только в XXI веке, когда в сети можно найти всё что угодно. Совсем нет, это было всегда. Но сейчас, если ты подросток, удовлетворить свое любопытство можно с помощью картинок и видео в интернете. Раньше, чтобы узнать, как там всё устроено, «зажимали» сестер или соседских детей помладше.

Хорошо, что сейчас люди могут высказаться, быть услышаны, ведь хранить годами такой груз стыда и вины очень тяжело. Хотя они ни в чем не виноваты, это насильникам и только им должно быть стыдно.

Я благодарна тем, кто раскрыл душу, рассказал о своем опыте и своей боли, ведь общество, которое заставляет детей молчать и терпеть, тоже в определённой степени виновато. Об этом важно, нужно, необходимо говорить. Когда такая тема замалчивается, одни считают, что такого не бывает, а другие – что раз это не порицается, то всё нормально».

В Якутске работает центр помощи семьям с детьми, находящимся в трудной жизненной ситуации. Если идти некуда, вас могут приютить на срок до трех месяцев, обеспечить одеждой и предметами первой необходимости. С пострадавшими работают юрист и психолог. Адрес центра: г. Якутск, ул. Ломоносова, 31/1, 5 этаж, телефон: (4112) 31-90-64.

«Как кокон из фильма «Чужие»

Свою историю рассказала жительница Якутска Наталья (имя изменено по просьбе героини – авт.): «Мне было 13 лет. Мама надолго уехала в командировку, и однажды вечером ко мне в комнату пришел пьяный отчим. Откинул одеяло и начал гладить везде, шептать что-то ласковое на ухо. Я уворачивалась, но он был раза в три больше. От самого страшного спасла двухъярусная кровать. Видимо, он побоялся довести дело до конца, чтобы не разбудить младшего брата, который спал внизу. Поэтому в следующие пару раз я сразу начинала шуметь. Вскоре вернулась мама, и ночные визиты прекратились. До следующей ее командировки.

Это продолжалось чуть больше года, и с каждым днем он всё больше наглел. Разгуливал по дому в банном халате и при случае демонстрировал мне гениталии. Как-то в гости пришла подруга – мы болтали, смеялись. Он под каким-то предлогом позвал меня к себе в комнату и начал трогать. Дверь не закрыл, и я жутко боялась, что она это увидит. Чуть в обморок не упала от стыда. Мерзкое чувство – обволакивающее, липкое, как кокон из фильма «Чужие».

Однажды я собралась с духом и пригрозила, что всё расскажу – откуда только силы взялись? Потом меня полночи трясло, но больше он не приходил. А через пару месяцев умер – остановилось сердце.

Большинство людей считают, что раньше такого не было, винят во всем маргиналов и современную распущенность. Или ничего не замечают – как моя мама. Она до сих пор считает свой брак идеальным и говорит о муже с трепетом. В такие моменты у меня кровь вскипает. Неудивительно, что наши отношения оставляют желать лучшего. А насчет маргиналов: у отчима было два высших образования – в 80-е это было редкостью. Интеллектуал, любитель романсов, душа компании, уважаемый человек.

Мне повезло найти своего человека, у меня двое прекрасных детей. Пришлось преодолеть кучу барьеров и страхов, чтобы наладить сексуальную жизнь. Но иногда перед глазами всплывают картинки, как он пыхтит на мне. Его шепот, запах перегара. И сразу, как по щелчку, жгучее чувство стыда. А банные халаты и романсы терпеть не могу до сих пор».

На стороне ребенка

Ситуацию комментирует клинический психолог Ольга Скрыбыкина: «В моей практике было много таких историй. Знаю семьи, где смогли дать отпор. Знаю тех, кто прошел через это в одиночку. И знаю случаи, когда на происходящее закрывали глаза.

В нашей культуре принято оправдывать насильников: спровоцировала, сама виновата, нечего было… Но как бы ни вела себя жертва, вина всегда лежит на преступнике. Особенно когда дело касается детей: они доверчивы, зависят от взрослых, а осторожности и умению отстаивать свои интересы учатся с годами.

Ранний сексуальный опыт травматичен, говорит психолог.
Ранний сексуальный опыт травматичен, говорит психолог. Фото: АиФ/ Ольга Скрыбыкина

Когда говорят о педофилах, большинство людей представляют себе безумцев, страшных, асоциальных личностей. На деле насильники бывают разными: замкнутыми и общительными, успешными и не очень, самыми обычными и, напротив, очень образованными людьми, как в случае с нашей героиней. Их возбуждает тайность, запретность происходящего. Они упиваются своей властью над испуганным ребенком – в постели со взрослым такого не испытаешь. А безнаказанность приводит к тому, что они жаждут это повторить.

Ранний сексуальный опыт травматичен – то, что происходит, не соответствует эмоциональному и физическому развитию ребенка. Это всегда сверхвоздействие, избыточное на всех уровнях. На него обрушивается целая гамма чувств: отвращение, стыд, вина, удивление, злость, страх, сексуальное возбуждение. Последнее, возможно, впервые, и от этого еще хуже – тебя словно предаёт собственное тело. Поэтому пережившим сексуальное насилие в детстве нужна глубокая, бережная психотерапия. Сейчас многие психологи призывают прощать – не надо, там идет совсем другая работа.

Обычно дети находятся в таком шоке, что даже не пытаются кому-то рассказать. Но если маленький человек смог это сделать, самое страшное для него – равнодушие взрослых. Одни беспомощны перед необходимыми действиями: следствие, суд, развод, «что люди скажут». Другие просто не умеют встать на сторону ребенка.

Если вы столкнулись с этим в своей семье, начальное состояние шока – это нормально. Вопрос в том, что дальше. Нет сил бороться – ищите помощи. Да, будет сложно. Но если вы, взрослый человек, сделаете вид, что ничего не было, станете соучастником».

Это очень непростая категория дел

В 2019 году в Якутии было возбуждено 97 уголовных дел по преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Это изнасилования, насильственные действия сексуального характера или понуждение к ним, развратные действия и половое сношение с лицом младше 16 лет.

«Это очень непростая категория дел, - говорит старший помощник руководителя следкома Якутии по взаимодействию со СМИ Надежда Дворецкая. - Бывает, что нам становится известно об изнасиловании отчимом падчерицы, а мать уговаривает дочь отказаться от обвинений. Но чаще женщины ничего не знают, ведь преступнику довольно просто заставить или уговорить жертву молчать. Иногда дети годами не рассказывают о произошедшем.

При расследовании таких дел многое зависит от мастерства следователя и привлеченных специалистов. Мы тесно работаем с психологами и сотрудниками мобильной кризисной службы, которые помогают потерпевшим справиться с травмой. Чтобы установить, правду ли говорят насильник и ребенок, к расследованию могут привлечь полиграфолога.

Закон относит сексуальное насилие над детьми к особо тяжким преступлениям, как и убийства – и это, безусловно, оправданно. Кроме того, наказуем не только непосредственный физический контакт с ребенком. В уголовном кодексе есть отдельная статья – развратные действия. К ним относятся секс на глазах у ребенка, демонстрация ему гениталий, вовлечение в просмотр порнографии и тому подобное. В зависимости от обстоятельств дела наказание за их совершение – от обязательных работ до 15 лет лишения свободы».

В условиях пандемии число случаев домашнего насилия в стране выросло, и Якутия не исключение. За  полтора месяца карантина на «горячую линию» мобильной кризисной службы республики (8-800-100-22-83) поступило 25 заявок о жестоком обращении с детьми. 9 из них касались сексуального насилия.

Таких историй тысячи

В стране, где еще 34 года назад вообще не было секса, о подобных преступлениях до сих пор говорить не принято. Петербургский проект «Тебе поверят» это изменил.

Здесь помогают людям, пережившим сексуальное насилие в детстве. Как говорит одна из его основательниц Юлия Кулешова, проблема существовала давно – не было того, кто вышел бы на трибуну. В декабре 2018 года девушка рассказала, что с пяти лет подвергалась сексуальному насилию со стороны отчима, на всю страну.  В конце материала Юлия призвала людей поделиться своими историями, и на указанный ею адрес посыпались сотни писем. А из названия той статьи – «Тебе никто не поверит» родилось имя для нового проекта.

Меньше чем через месяц ей удалось собрать команду психологов и психотерапевтов, которых объединило желание разобраться в теме и начать помогать. Эти люди уверены – нужно продолжать спокойно и публично обсуждать проблему, чтобы о ней узнали как можно больше людей.

«Проект «Тебе поверят» — чуть ли не единственный в России, который прицельно работает с темой инцеста и сексуального насилия над детьми. Мы работаем с людьми из разных регионов страны в режиме онлайн, выступаем с лекциями, рассказываем о личных и телесных границах, безопасности, профилактике насилия и грамотном поведении в ситуации «после». Важно поддерживать пострадавших, которых гораздо больше, чем хочется верить. Это так страшно, что хочется закрыть глаза и поскорее всё развидеть. Но именно молчание жертв – главное оружие насильников. Если о чём-то не говорить — на это не получится повлиять», - считает специалист проекта Анжела Пиаже.

Тема настолько табуирована, что ее неохотно комментируют даже сотрудники правоохранительных органов. Однако принцип «не буди лихо, пока оно тихо» на руку только насильникам. Чтобы одни взрослые научились не закрывать глаза на проблему, другие должны их открыть.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

19,7% девочек и 7,9% мальчиков подвергались сексуальному насилию в детстве. Таковы итоги 65 исследований в 22 странах мира.

Большинство совершивших надругательство были знакомы с детьми. Порядка 30% – это отцы, братья, отчимы, дяди или двоюродные братья ребёнка. Около 60% – «друзья семьи», няни, старшие приятели или соседи, и лишь 10% – незнакомцы.

КСТАТИ

На протяжении пяти лет «АиФ» добивался смертной казни для педофилов-убийц. Инициативу поддержали более 200 тысяч читателей газеты. 

Итогом акции «Дело №1. Педофилы» стало ужесточение наказания за сексуальное насилие над детьми вплоть до пожизненного лишения свободы и химической кастрации. Педофилов перестали выпускать по УДО.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...
Самое интересное в регионах